Статья «Исторические картинки. Авсень Уфимского района» члена Исполкома РОО «СРБ», доктора исторических наук Михаила Роднова

hC6tuylrf54Весь Уфимский район знает знаменитый русский фольклорный ансамбль «Таусень», который исполняет исконные народные песни, каковые пели наши прабабушки.

19 мая 2018 года, Николо-Берёзовка, Никола вешний, звучит «Таусень». Через неделю пели в Красном Яру, смотри сайт Собора русских Башкортостана.

Русские песни держат нас в исчезнувшем сельце Панково, о коем была предыдущая историческая картинка. Почему и причём здесь голосистый «Таусень»?

За полтора столетия до ансамбля «Таусень» в эту маленькую русскую деревушечку заехал журналист Николай Владимирович Ремезов (1855–1915). И … заслушался. Да так, что в «Уфимских губернских ведомостях» 2 января 1882 года вышла его статья «Васильев вечер в деревне новой Панковой (уфимского уезда)».

Накануне нового года, в деревне Ново-Панковой в сумерки девушки собирались в избу, где обычно вечёрки проводились. А потом…

«Лишь только вечер наступит, они, в сопровождении целой толпы ребятишек, отправляются по селению и подходя к крайнему дому, стучали в окно со словами:

– Дедушка, посконна борода, не спеть-ли Авсянку?

– Ненадо, отвечают из избы смеясь, – плохо чествуете.

– Дедушка, золотая голова, вели спеть девушкам Авсянку!

– Ненадо, опять тут отвечают из избы.

Тогда девушки начинают уже приставать, стучат в рамы, стены и перебрасываются с находящимися в избе хозяевами, остротами, шутками и т. п.; наконец из избы слышится голос: спойте!

Всё быстро успокоивается, наступает тишина – и девушки общим и дружным хором начинают петь песню старику хозяину.

Мы ходили, мы гуляли
По святым вечерам.
Ой Авсень, ой Авсень!
Мы искали поискали
Семёнов двор.
Семёнов-то двор
На прикрасе стоит.
На прикрасе стоит
На крутой на горе.
На крутой на горе,
Столбы точёные.
Столбы точёные,
Позолоченные».

Такое сейчас исполнить может только прославленный «Таусень», а сама статья опубликована в сборнике «Историко-краеведческие исследования на Южном Урале в XIX – начале XX вв.», ищите на моём сайте.

Сейчас здесь тихо, пустынно, так и тянет затянуть любимую: степь, да степь кругом… А в старину местность была оживлённой. В начале XX века тут даже женский монастырь возник, фото Т.И. Яковлевой:

Сей мемориальный знак неустанный трудник и подвижник на ниве восстановления памяти о православных святынях Уфимского края, краевед Павел Владимирович Егоров самочинно посреди поля воздвигал.

Неказисто, зато от души.

Поклонимся кресту честному и двинемся далее на запад в сторону Шемяка. Сотни лет здесь стояла небольшая деревня Кадырметево, что имела иные прозвания: Елизаветино тож, али Струево.

Как у всякого небольшого поселения небогатые дворяне-помещики менялись, вслед народная молва присваивала новые имена.

К началу XIX столетия сельцо Кадырметево (8 дворов, 34 жителя) принадлежало коллежской регистраторше Татьяне Дмитриевне Лутохиной. Затем землицу приобрели дворяне Струевы.

По духовному завещанию в октябре 1850 года от матери титулярной советницы Елизаветы Ивановны Струевой (отсюда прозвище Елизаветино) поместье досталось уволенному от службы коллежскому регистратору Владимиру Петровичу Струеву (на 1854 год в отставке). Чины невеликие.

Ниже карта рубежа XVIII–XIX столетий, специально включены более восточные деревни, чтобы Читатель представил географию.

Обратите внимание, что маленькая деревушка очень разбросана по обоим берегам речки Котловки и не случайно делится на деревню и сельцо Кадырметево.

Здесь находились маленькие поместьица, с уютными дачами-усадьбами для в основном летнего отдохновения от шумной Уфы. А обитатели здешние были персонами преинтересными.

Мелкий чиновник Струев в 1855 году продаёт землю с крестьянами полковнику Мевиусу.

Владельцем небольшого поместья (11 мужских душ) с маленькой усадьбой (дворовых 1 муж., 4 жен.) оказался отставной полковник корпуса горных инженеров Фёдор (Фридрих-Вильгельм) Павлович Мевиус (1793 или 1794 года рождения). В 1813 году окончил горный кадетский корпус и был направлен для поиска полезных ископаемых в Томскую губернию. Служил на Алтайских заводах, затем маркшейдер Томского горного округа. В Сибири женился, супруга – Надежда Прокофьевна Калачёва.

В конце 1820-х годов Мевиус становится помощником начальника Олонецких заводов (Карелия), начальник знаменитого Луганского завода (Донбасс) с 1835 по 1840 годы.

Один из самых опытных специалистов в стране затем занимает должность управляющего частными Симскими заводами (по 1855 год), автор интересной работы «Сведения о Симском и Миньярском железоделательных заводах» (1853 год), сотрудник «Горного журнала» в 1838–1848 годы. Учёный человек!

Его сын, Аполлон Фёдорович Мевиус (1820–1898) считается одним из создателей чёрной металлургии на или в Украине, есть специальная статья в Википедии с портретом. Другой сын Олимпий тоже сделал прекрасную карьеру как специалист в горнозаводском деле.

Можно предположить, что проживавший на 1862 год в Златоустовском заводе отставной инженер мечтал о тихом поместье, где проведёт годы старости.

Приглянулись Ф.П. Мевиусу тихие места на западе Уфимского района, опытный инженер сразу оценил достоинства: чудная природа, близко город, хорошие дороги, леса, речки. Что ещё нужно, чтобы встретить старость? Тем более, что пенсион у тогдашнего инженера был от казны…м-м-м… закачаешься!

Но в Кадырметево Мевиус не переселился, все документы от имени владельца составлял коллежский советник Василий Иванович Епанечников. Грянула реформа, отменили крепостное право.

От Струевых Ф.П. Мевиусу досталась маленькая усадьба с одной семьёй дворовых. По X ревизии в 1858 году тут числились 65-летний Андрей Петров с женой Авдотьей Степановной (60 лет) и дочерьми Клавдией (20) и Лидией (17 лет). Кроме того, в 1857 году Мевиус ещё купил дворовую – 40-летнюю девицу Евгению Ильину – у надворной советницы Пеутлинг, чьи земли располагались неподалёку. Скорее всего, полковник приезжал смотреть свои приобретённые владения.

Сохранился план деревни (сельца Елизаветино), на котором между двумя рядами крестьянских дворов, в центре стоит отдельная усадьба. Перед маленьким домом какие-то насаждения или огород, а обращён домик фасадом к речке Котловке. Возможно, это и есть усадьба Струевых / Мевиуса.

Между прочим, два пруда!

Мечтам не суждено было сбыться, после отмены крепостного права, не долго думая, в мае 1863 года Ф.П. Мевиус сдаёт имение (9 душ муж. пола и 40,5 десятин) в казну за 1000 руб. Оставшиеся 78 десятин были в его собственности на 1874 года, затем продаются вместе с усадьбой.

А земли слева на плане, к западу от речки Котловки принадлежали семейству дворян Блудоровых. О них чти историческую картинку «Дёмские страдания (Дурасовка)» про их второе имение.

Самое крупное поместье в Кадырметево принадлежало супруге Н.А. Блудорова, владельца Дурасовки. Её усадьбу обслуживали 10 муж. и 8 жен. дворовых, а крестьянами управлял опекун капитан Верескин. Где-то за Котловкой стояла весьма внушительная барская усадьба площадью на 1912 год аж в два гектара.

Сохранились сведения о барской усадьбе жены титулярного советника Варвары Степановны Блудоровой: в крестьянских землях «находится помещичья усадьба, которая должна быть вырезана из крестьянского выгона двумя линиями: с одной стороны начиная от оврага лежащего близ господского дома прямою линиею по направлению оврага до околицы, с другой стороны от угла двора крестьянина Андрея Федосеева до ворот околицы по дороге в деревню Нурлино». Водопой находился в речке Котловке «и в родниках близ господского дома», то есть он стоял на возвышенности.

Отпустив крестьян на волю и после кончины муженька Варвара Степановна, видимо, вторично вышла замуж и стала Сушковой, но поместье сохранила и передала детишкам. Многочисленным. Блудоровская усадьба в Кадырметево дожила до 1917 года.

Кстати рядом с Кадырметево, с севера, за вторым прудом раскинулось имение семейства Коропачинских: маленькое хозяйство, 274 гектара, но усадьба в два гектара.

Это была весьма известная фамилия, дворяне-чиновники. Павел Флегонтович Коропачинский (1858 г. р.) занимался перевозками, держал в Уфе ямщицкую станцию и даже собирался открыть автобусное сообщение в крае. Но в истории Башкирии более известен его брат Пётр Флегонтович Коропачинский (1864 г. р.), в 1898–1901 годах председатель Златоустовской уездной земской управы, в 1905–1917 годах – Уфимской губернской земской управы, в марте-июне 1917 года – губернский комиссар Временного правительства. Именно от этой фамилии произошло название железнодорожной станции Кропачёво (изначально – Коропачёво).

Карта 1940-х годов показывает исчезнувшие поселения к западу от Шемяка, тут и польские Вольдзики, украинская Золотоношка и др.

Исторические картинки. Авсень Уфимского района

Южная часть Кадырметево со временем отделилась и превратилась в деревню Колмогорову, которую переиначили в Холмогорову. Отставной коллежский ассесор Филипп Петрович Колмогоров (52 лет) скончался «от паралича» 9 июня 1844 года, похоронен «на деревенском кладбище».

Тут жили совсем бедные, омужичившиеся дворяне Ветошниковы и Кадомцевы. В 1896 году деревня Холмогорова (Ветошникова) стояла при ключе Мочище (3 двора, 27 обитателей). В другой книжке сказано – при речке Котловке и ручье Ворошкит.

Лето, жара, дожди, но мы упрямо идём на запад. Нас через неделю встречает Дмитриевка Чишминского района. Встречает… морскими бурями. Как в песне: мы говорим не штóрмы, а штормá!

Михаил Роднов, доктор исторических наук

Приглашаем на сайт «Роднов и его друзья»

Источник: © Общественно — политический портал «Уфимский Журнал»

Запись опубликована в рубрике Районы республики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.